Информационное агентство Тар-Тасс


Горячие темы

  • Погода
  • 1 сентября

Запрет секс-индустрии: голые амбиции

Среда, 24 апреля, 2013

Запрет секс-индустрии Исландия намерена запретить древнейшую в мире профессию. Посмотрим, что из этого получится

В 2009 году были введены штрафы и тюремное заключение для сутенеров (проституток в Исландии считают жертвами). В 2010 году вне закона оказались стриптиз-клубы. В феврале этого года правительство решило пересмотреть интернет и запустило идею о запрете порнографии с элементами насилия или унижения человеческого достоинства, то есть почти всю порнографию, как считает большинство исландцев.

Ни одной стране еще не удалось полностью взять под контроль коммерческий секс — ни путем легализации, ни путем криминализации. Однако, во всем мире, особенно в богатых демократических странах политики внимательно следят за успехами Исландии и могут последовать примеру страны, если он будет удачным.

Предложения правительства Исландии находятся на ранних стадиях своего развития и они еще могут устареть после выборов 27 апреля, которые правительство, как ожидается, проигрывает. Однако его планы ставят Исландию в странный список стран. Саудовская Аравия также запрещает стриптиз-клубы, проституцию и порнографию. А кроме того, запрещает женщинам водить, выходить из дома без разрешения мужа и ограничивает их право голоса. Глобальный отчет о гендерном равенстве за 2012 год Всемирного экономического форума сравнивает прогресс 135 стран в их отношении к равенству полов, ставит Саудовскую Аравию на 131-е место.

Тем не менее, Исландия — это страна, которая решительно поддерживает женщин. Половина кабинета министров и 25 из 63 членов парламента Исландии являются женщинами. Страной руководит единственная в мире премьер-министр, которая откровенно признала себя лесбиянкой. Исландия также выступает за секс. В исландских супермаркетах рядом с выходом продают презервативы и мини-вибраторы. Новый фильм о половом воспитании рассказывает подросткам, что секс должен быть тем, что они могут хотеть делать снова и снова. Около 65% детей в Исландии рожденные вне брака — это больше, чем в любой другой стране, которые являются членами ОЭСР. Однополые браки были узаконены 2010 года, геи и лесбиянки могут усыновлять детей. Авиакомпания Icelandair провела рекламную кампанию под лозунгом: «Мечтаете про «грязные» выходные в Исландии?».

Инициативы против секс-индустрии в стране продвигает мощное феминистское движение. «Борьба с онлайн порно, особенно тем, пропагандирующих насилие, является частью широкой политики по защите детей и сокращению масштабов сексуального насилия», — рассказывает Гуля Гуннарсдоттир, политический советник министра внутренних дел, который предложил этот закон. Но чем более амбициозными становятся меры Исландии в ее войне против секс-индустрии, тем меньше будет успех страны.

Наиболее эффективной в Исландии был запрет на работу стриптиз-заведений. В конце 1990-х — начале 2000-х их действовало около 15, в основном в столице и вокруг нее. В Рейкьявике, напомним, проживают две трети из 322 тыс. граждан Исландии. Это был многомиллионный бизнес, говорит криминолог из университета Исландии Хельги Гунлаугссон.

Колбрун Халлдорсдоттир, в то время член парламента, настаивал на запрете стриптиз-заведений, считая, что они связаны со сферой оборота наркотиков и проституцией, а также здесь нарушаются права женщин.

Сегодня остаются только два таких клуба. И ни один из них нельзя назвать классическим стрип-баром. Strawberries, который расположен в центре Рейкьявика, называют баром с распития шампанского. Джентльменам здесь предложат окунуться в мир танцовщиц и горячих развлечений.

Однако, в мартовский четверговый вечер бар почему-то был пустым. В углу сидела одинокая скучающая девушка, одетая в розовое бикини, мини-юбку и серебристые сапоги. Другие сплетничали или возились со своими мобильными телефонами. В заведении можно заказать себе бутылку Lambrini Bucks Fizz вместе с частной танцовщицей за 17 тыс. исландских крон ($ 144) на 12 минут, за 70 тыс исландских крон можно получить бутылку Moët et Chandon и час с танцовщицей. Несмотря на высокие цены, женщины отмечают, что они предлагают только танцы. Клубы работают в зданиях по фиксированным адресам и освещенными объявлениями, и это означает, что полиция может легко контролировать этот бизнес, в отличие от бизнеса проституток.

Между тем, проституцию все труднее контролировать и искоренить. Несколько проституток работают на перекрестках улиц. Некоторые из них предлагают рекламу через сайты знакомств. Сайты уверяют, что они удаляют подозрительные профили, но одна бывшая исландская проститутка говорит, что теперь их можно найти, ища объявления, которые используют знак доллара вместо буквы «S». Ева (вымышленное имя) рассказывает, что работники секс-бизнеса также передают информацию о своих клиентах из уст в уста. В такой маленькой стране, как Исландия, это может привести к возникновению определенных проблем однажды ей поступил запрос от человека, чей голос был похож на голос ее дяди.

До сих пор в судах Исландии было всего лишь 20 дел, связанных с проституцией. Большинство из них закончились вынесением обвинительных приговоров. Но имена этих лиц, признанных виновными, остаются неизвестными для общественности. Штрафы достаточно незначительны, поэтому гласность могла бы послужить дополнительным сдерживающим фактором, особенно в крошечной Исландии. Ева говорит, что закон только тогда сможет изменить ситуацию, когда люди будут понимать, что их имена будут обнародованы.

Даже в полиции соглашаются, что за выполнением этого закона нужно тщательно следить. Однако помощник прокурора в отделении борьбы с секс-преступлениями полиции Рейкьявика Сигридур Хьолтестед говорит, что им не хватает средств и персонала, поэтому они концентрируются на расследовании дел об изнасиловании и жестоком обращении с детьми. Гудрун Йонсдоттир, глава Stigamot, центра поддержки жертв сексуального насилия, относится к этому скептически. Она утверждает, что полиция сама решает, куда направлять свои ресурсы и думает, что отсутствие механизмов реализации — это сознательный выбор.

Запретить порнографию можно. Ее распространение и сбыт являются незаконными в Исландии с 1869 года. Нарушение закона теоретически наказывается штрафом или шестимесячным сроком заключения. На самом деле в трех минутах ходьбы от главного полицейского управления Рейкьявика расположены два секс-шопа, продающие «шведский стол» из различных фильмов и журналов — от «Испанской Школьницы 2» до «Транссексуал-Condas». Ни один из этих магазинов не сталкивался с какими-либо проблемами. Как и в случае с проституцией, отсутствие механизмов реализации зависит частично от недостатка денег — из-за того, что ресурсов не хватает, они идут главным образом на борьбу с детской порнографией.

Запрет на похотливый материал в Интернете, как говорят ее сторонники, является естественным продолжением нынешнего законодательства. Сегодня все меньше клиентов покупают порно в печатном виде. Гуннарсдоттир говорит, что главной заботой правительства является порнография с насилием, и правительство хочет, чтобы закон это отражал. Однако, для этого необходимо четкое определение порнографии.

Роберт Спано, декан юридического факультета Университета Исландии говорит, что закон должен включать определение полового акта с элементами насилия или унижения человеческого достоинства. Он также возглавляет Постоянный комитет по уголовному праву Министерства внутренних дел Исландии, который работает над переосмыслением понятия порнографии с целью внесения поправок в Уголовный кодекс. Как пример он приводит законодательство Норвегии, где запрещена порнография, изображающая секс с применением насилия.

Исполнительный директор Международного Института современных средств массовой информации Смар Маккарти утверждает, что, независимо от определения, запрет будет юридически сомнительным, технически невозможным и неэффективным. В открытом письме к министру внутренних дел Огмундура Йонассон он и другие противники закона сравнили запрет порнографии в Интернете к репрессиям в Китае, Иране и Северной Корее. Маккарти настаивает, что Конституция Исландии запрещает цензуру.

Спано на это отвечает, что конституция также позволяет правительству «защищать общественную мораль». Сторонники указывают на имеющиеся ограничения на свободу слова в случае детской порнографии и разжигания ненависти. В таком случае, говорят они, следует ограничить также насильственную порнографию.

Этот запрет будет сложно ввести с точки зрения философии и практики. Хилдур Сверрисдоттир, член городского совета Рейкьявика и редактор книги о сексуальных фантазиях женщин резонно спрашивает, касается насилие только того, что происходит во время съемок, возможно, того, что просматривает впоследствии аудитория. Что хуже: ненасильственное порно с участием женщины под влиянием наркотиков или садистское порно с добровольного согласия участников? Правительству придется решить, о чем оно беспокоится больше всего: о правах порноактрисы, или о правах других женщин, которые нуждаются в защите от мужчин, которые просматривают порнографию.

Черный список онлайн порно, существующий в Дании и Австралии, может привести к запрету невинных сайтов. Список Дании, который в 2008 году опубликовал WikiLeaks, включал некоторые из них непорнографические сайты, которые были запрещены ошибочно. Национальный белый список с перечнем всех разрешенных сайтов также не решит проблемы. Запрещать компаниям-операторам кредитных карт перечислять деньги за онлайн порно было бы бессмысленно этого товара много в свободном доступе.

Достичь соблюдения запрета будет очень трудно, и нужно ли это делать? Есть много анекдотов о вреде, который может нанести порнография. Торбьорг Свейнсдоттир из исландского центра для детей, подвергшихся сексуальному насилию, говорит, что дети, которые просматривают порнографию демонстрируют схожие симптомы с теми людьми, которые подверглись насилию. Менеджер убежища для женщин, подвергшихся насилию, Сигтрудур Гудмундсдоттир отмечает, что женщины все чаще говорят, что насилие, которому они подвергаются, обусловлено использованием их мужчинами порнографии. Помощник прокурора Хьолтестед говорит, что полиция сообщает об увеличении числа изнасилований после просмотра порнофильмов: «Это похоже на копировать-вставить или на имитацию злостного порно».

Нужно искать больше доказательств. Исследования профессора психологии в Университете Калифорнии в Лос-Анджелесе Нила Маламута показывает, что просмотр порнографии увеличивает риски агрессивного поведения, но только у мужчин, которые уже настроены к сексуальной агрессии. Другими словами, такое порно не превращает обычных мужчин в насильников. Исследование, проведенное в Америке, Германии, Дании и Швеции в 1970-х и 1980-х годах, а в последние годы в Китае, Финляндии, Японии, а также других странах, показывают, что, в то время как порнография стала более доступной, количество изнасилований в этих странах оставалось стабильным или даже уменьшилось.

И все же, трудно сделать выводы о влиянии порнографии в разных странах, говорит Маламут, ведь нужно учитывать очень много переменных.

Симон Луи Лаженесс из Монреальского университета изучает роль порнографии в жизни мужчин, а также то, как это сказывается на их отношении к сексу. Он говорит, что половина мужчин, смотрели порнографию, рассказывают, что их взгляды изменились, а половина говорит, что не изменились. При разработке своих исследований он хотел выяснить, насколько распространен просмотр порно. Он спросил, есть мужчины-добровольцы в университете, которые никогда не смотрели порно. Он не нашел ни одного.

Никто не может доказать, что насильственная порнография автоматически приводит к сексуальному насилию, признает Гуннарсдоттир. «Но противоположного мы также не можем доказать», — добавляет она.

По ее словам, если полиция и те, кто работает с жертвами сексуального насилия, будут убеждены, что такая связь существует, «этого достаточно, чтобы правительство начало принимать меры противодействия». Противники говорят, что правительству лучше сосредоточиться на улучшении полового воспитания.

Исландия является крошечным, однородным и законопослушным островом. Трудно найти другую либеральную демократию, где введение запрета на секс-индустрию может быть более простым. И тем не менее, успешное наложение запрета может вызвать огромные расходы и принести неопределенные выгоды.